Мое окружение —  в основном мои ровесники. Люди еще, можно сказать, не древние старики, и еще способные некоторым молодым утереть носы.  Живут просто и незамысловато. Особых претензий к жизни не предъявляют. Есть дешевая иномарка – и хорошо. Нет — еще лучше, меньше проблем, да  и кошелек не пострадает.  Есть что покушать – и хорошо.  Стол – не пустой и ладно. А к черной икре, да к французскому коньяку привыкнуть можно быстро, да отвыкать потом будет тяжело. Мое окружение, — те, что ровесники  – все философы. А почему и  не быть философом, если одна,  другая рюмка еще способствуют прояснению мозга до такой степени, что начинаешь многое понимать.

Спешить же делится своим пониманием никто из них не торопится. Еще свежи в памяти рассказы родителей о недалеком прошлом. Мое окружение – мои ровесники – не были ни разу заграницей. А, если и были, то только в тех странах, которые совсем недавно стали заграницей, но раньше-то, раньше входили в состав одной большой и дружной страны.

 Мои ровесники не привыкли ничего не делать, они и сейчас продолжают работать, получая какие-то совсем смешные деньги. И на  вопрос, а не пора ли все это бросить, они смотрят на меня с недоумением и непониманием. Как это так? А кто будет помогать детям или внукам? Они все видят. Они все прекрасно понимают! И я среди них, как белая ворона со своим интернетом. На кой черт он нужен этот интернет. Я стараюсь их понять, не осуждать. И иногда, как мне кажется, у меня это получается. Но мне от этого не легче. И я ощущаю себя  хромым пингвином, изгнанным из большой и теплой стаи, которая всей своей огромной массой движется в каком-то неясном направлении, удаляясь от меня все дальше и дальше. А я с печалью во взоре смотрю, как буквально на глазах эта масса превращается в маленькую точку, а потом и совсем исчезает из вида.