Существует давний, и поныне не разрешенный, спор: кто лучше готовит? Одни дружно говорят, что мужчины, другие уверяют нас в обратном:  дескать, только женщина и есть хранительница национальных кулинарных традиций. Не будем мешать выяснять отношения этим двум сторонам в данном вопросе, и примем мудрое и самое мирное решение, утвердившись в понимании, что прекрасно могут готовить и мужчины, и женщины. Ничья. Но лично я пальму первенства отдал бы все же женской половине человечества.

И это не лесть. Почему я так решил? Только лишь потому, что всему, что я умею делать на кухне, я обязан маме, своей маме, пусть земля ей будет пухом. Нет-нет, она не заставляла меня повторять и заучивать все кухонные премудрости по приготовлению какого-либо блюда. Она не говорила мне: делай так-то и так-то. Она была очень мудрая мама, она всего лишь позволяла мне стоять рядом с ней во время приготовления какого-нибудь маленького шедевра в ее исполнении и (как  бы вы думали что?) наблюдать. Да, да всего лишь наблюдать. И я  впитывал эти кухонные запахи сначала немного грубоватые и не всегда приятные, а потом вдруг, превращающиеся в такие притягательные и запоминающиеся ароматы, что невозможно было удержаться, чтобы не попробовать очередное кулинарное чудо, сделанное прямо на моих глазах.  Мне, тогда еще слишком маленькому, не с чем было сравнить то, что я видел. И лишь через много лет, когда я увлекся серьезной музыкой, я понял, с чем бы я мог сопоставить, виденные мной в детстве картины действий и движений маминых рук. Я, вдруг, ясно осознал, что она была дирижером. И это, открывшееся понимание подкреплялось яркими сопоставлениями. Тут присутствовало все: и резкое начало в виде энергичных движений рук, и плавность в середине процесса, и убаюкивающая мягкость, с некоторой долей задумчивости в самом конце приготовления. Ее оркестровой ямой была посуда, плита и другая кухонная утварь. Они подчинялись ей беспрекословно. У них было полное понимание. Бульканье бульона, шипение масла на сковородке, стук ножа: вот они ее скрипки, клавишные, духовые и ударные инструменты. Всегда чувствовалось, что ей это нравится, что она это делает с большой любовью. И эта ее любовь, через скромную надо сказать еду, передавалась всем членам нашей семьи. Вот так я и научился готовить. Из меня не получился отличный повар, но я об этом не очень-то и переживаю. Но, когда я становлюсь у плиты, и начинаю осуществлять свои кухонные фантазии, я не могу избавиться от ощущения, что за моей спиной стоит моя мама и одобрительно кивает головой, соглашаясь с тем, что я делаю.