Начинал я писать эти заметки о моем пребывании в Аргентине в феврале 2015 года, а заканчиваю я их (надеюсь, что заканчиваю) в декабре 2016. Перечитывая предыдущие главы, написанные мною более года назад, я ловлю себя на мысли, что еще о многом я не упомянул и не рассказал, то ли ненадежная память подвела, то ли еще какие-то были на то причины – в общем, трудно сказать. И понимаешь всю тщетность своих усилий охватить все. И, как бы тебе не хотелось расставаться с полюбившейся тебе страной с таким притягательным и завораживающим именем, как Аргентина, но с трудом, с великим трудом осознаешь, что когда-то же надо это сделать. Это, как расставание с любимой, когда надо ставить точку в ваших отношениях, но ты оттягиваешь этот грустный момент своей жизни, все надеясь на какое-то чудо – что эту точку поставит за тебя кто-то другой, более решительный и смелый…

Но хватит о печальном. Вернемся к Аргентине, вернемся в ее столицу — Буэнос-Айрес. Я уже писал о том, что этот город, абсолютно европейский, где классическая и строгая архитектура прошлого мирно соседствует с архитектурой современной, для которой стекло и бетон являются основой для смелых фантазий и творческих находок. Главная, на мой взгляд, особенность этого города – его разнообразие: порой причудливое и необычное, а порой спокойное и не навязчивое. Причем не вычурное, серое и тусклое, а удивительно продуманное, впечатляющее и надолго остающееся в памяти.  То же самое можно сказать и о людях, населяющих столицу Аргентины. Они яркие и разнообразные. Здесь можно встретить людей со светлыми волосами, людей с темными волосами. Разнообразию нет предела. То же относится и к глазам: от, привычных нам голубых и серых, до карих и темных до черноты.  Но главное, что объединяет всех этих владельцев волос и глаз – это то, что все они не мрачны и задумчивы, а приветливы, улыбчивы, радостны и отзывчивы.

 Маленький пример тут будет уместен. В какой-то день мы прогуливались по центру Буэнос-Айреса, а точнее, находились на Площади Конгресса, которая украшена парком во французском стиле и прудом, а также разнообразными скульптурами. Как потом выяснилось, за нами наблюдал местный житель, который обнаружил нашу оплошность – мы пропустили, можно сказать, «гвоздь» всей скульптурной композиции. Этим «гвоздем» являлась реплика Огюста Родена «Мыслитель». Эта скульптура была отлита самим Роденом в бронзе из той же формы, что и оригинал, и установлена на этой площади в 1907 году. И мы ее благополучно проморгали. Так этот неугомонный житель Буэнос-Айреса догнал нас почти на выходе из парка и долго объяснял нам нашу ошибку. И, хотя с испанским языком в нашей компании было не все так радужно, мы поняли, чего хотел от нас этот очаровательный человек. Спасибо ему за это. Вот такие они аргентинцы – отзывчивые и внимательные. А мог бы, как выражается сегодняшняя наша молодежь, и «не париться». Казалось бы, мелочь, но говорит о многом.

В общем, я сделал вывод, что Буэнос-Айрес – город счастливых людей. Здесь комфортно, как приезжим (таким как я, например), так и самим хозяевам. За все время пребывания здесь я ни разу не наблюдал какой-нибудь конфликтной ситуации с драматической развязкой. На протяжении веков эта страна дала приют многим народам. Здесь научились жить в мире и согласии, не придавая большого значения цвету кожи, короче, я не наблюдал здесь никакой дискриминации. По сути, эта страна, не обладая собственным человеческим ресурсом, сумела привлечь на свою территорию огромные людские массы только потому, что строилась и создавалась исключительно для самих людей и самими людьми. И это очень заметно.

Каждый день Буэнос-Айрес знакомил меня с различными людьми. Мужчины и женщины, молодые и пожилые, с детьми и без детей – все они  спокойно проходили (не мчались, не летели) мимо меня с чувством собственного достоинства. И, если я ловил нечаянно на себе чей-то взгляд, то он был и одобрительный, и ободряющий, и немного сочувствующий. Этот взгляд как бы говорил: «Теперь ты понимаешь, почему мы такие!? Мы готовы поделиться с тобой своей радостью. Но сожалеем, что эта сказка для тебя скоро кончится, ведь  ты всего лишь приезжий иностранец, которому улыбнулась удача, и он побывал-таки в нашей прекрасной стране».

Еще раз повторюсь,  Буэнос-Айрес —  город счастливых людей. Мне показалось, что жители этого города не ищут причины, чтобы комплексовать по любому поводу. Как они себя несут, как они себя умеют подать – это надо видеть. Мужчины Буэнос-Айреса – это в некотором роде идеал, где все продумано от головного убора до обуви. А женщины!? Это отдельная песня! Их не смущает ни полнота, ни тем более худоба. И это не распущенность, а природная естественность. И местным мужчинам это нравится.  Основа женской красоты в Аргентине – это ее (уж извините за некоторую вульгарность) попа. Тут даже проводятся национальные конкурсы красоты, где есть номинация на лучшую попу. Замечу при этом, что возраст женщины тут не важен. Если ей есть, что предъявить, то она это делает с фантазией, и совершенно не смущаясь. Повторюсь – комплексам здесь нет места.

О музыкальности аргентинцев говорить не приходится – она у них в крови. И без гитары Буэнос-Айрес нельзя себе представить. Звук гитары можно услышать в совершенно неожиданном месте. И представьте, никто не протестует, не вызывает полицию. Причем исполнение настолько профессионально, что диву даешься. Сложные, чарующие и одновременно захватывающие тебя  мелодии настолько поражают тебя, что восхищению нет предела. И ты думаешь, какую же Гнесинку закончил этот исполнитель, чтобы так играть на таком не простом инструменте, как гитара. Причем, необязательно перед исполнителем лежит предмет, куда следует кидать деньги. Для нас такое кажется непривычным и нелогичным. Делиться с кем-то и притом бескорыстно тем, чем ты обладаешь, для таких как мы, это верх безрассудности и непрактичности. А здесь в Аргентине это норма и естественное состояние души. Вот поэтому я с ужасом вспоминаю о музыкантах, которые выходят на Арбат и пытаются своей музыкой разбудить наши заскорузлые души, наши холодные сердца своей игрой на любых инструментах. Результат будет всегда один и тот же: кутузка,  штраф и отъем инструмента. Категорическое неудовольствие власти налицо! Вот это по-нашему и есть справедливость! Все по закону! По какому, хотелось бы спросить?

В Аргентине допустить себе такое невозможно. Чтобы представитель местного правопорядка подошел к уличному музыканту и начал разгонять толпу слушателей и отнимать инструмент у исполнителя, такое только  в страшном сне может присниться.   Полицейский скорее сам предпочтет послушать хорошую музыку вместе с окружающими гитариста людьми. Кстати, о полиции Буэнос-Айреса нужно сказать несколько коротких слов.  Ее работа просто незаметна. Она здесь, как принято у нас, не выказывает излишнего рвения и безнаказанной подозрительности, обозначая свое пугливое присутствие видимостью хоть какой-то активной деятельности. Прогуливаясь ежедневно по улицам Буэнос-Айреса, я ни разу не видел, чтобы полицейский остановил какого-нибудь прохожего и начал проверять его документы. У нас в Москве такая картинка превратилась почти в бытовую зарисовку и считается вполне нормальной. Особенно, если учесть, что тот кого проверяют, как правило, скажем мягко, не славянской внешности. Но хватит говорить о нас с вами, лучше вернемся к нашему повествованию.

Буэнос-Айрес буквально переполнен разнообразными магазинами. Большие и не очень большие, маленькие и совсем миниатюрные – все они придают городу дополнительную красочность и являются неотъемлемой частью городского пейзажа. Очень много книжных магазинов. Не скажу, что они переполнены народом, но и безлюдными их назвать нельзя. Книг на стеллажах предостаточно и хочется надеяться, что все они востребованы. Подозреваю, что Аргентина, в отличие от нас, все-таки осталась читающей страной. Не в пример нам. Сегодняшняя Россия уже не та страна, где любят читать. Все больше телевизор занимает умы наших граждан с его бесконечными и беспрерывными шоу. Как приятно сидеть на диване, и, не особо задумываясь, потреблять эту адскую телевизионную кухню, предназначенную чтобы окончательно превратить тебя в законченного дебила, готового на все то, что с ним будут вытворять завтра.

Я каждый раз невольно скатываюсь на всевозможные сравнения с жизнью у нас и в Аргентине, ругаю себя за это, но все-таки не могу удержаться. Уж больно контраст велик.

Самое популярное место для встреч в Буэнос-Айресе – это небольшие кафе или уютные и скромные по своим размерам ресторанчики. Здесь можно увидеть и влюбленных, о чем-то мило болтающих, и пожилых матрон медленно потягивающих свой утренний кофе и ведущих светскую беседу. Люди сидят в таких заведениях часами и  никто их не торопит, и не гонит, никаких претензий со стороны хозяев. Никаких очередей перед входом. А все почему? Потому что таких гнездышек для встреч и разговоров в Буэнос-Айресе великое множество. Они встречаются буквально на каждом шагу.

Несмотря на то, что вероятность выпадения снега в Буэнос-Айресе  ничтожна, такое чудо все же порой происходит. В июле 2007 года в столице Аргентины выпал снег, и дорожная полиция вынуждена была обратиться к автомобилистам воздержаться от поездок на личном транспорте. Прямо, как у нас. Только у нас – в России – это постоянно, а в Буэнос-Айресе такое случается раз в сто лет и считается уникальным событием. Предпоследний раз выпадение снега в столице отмечалось, на минуточку, в июне 1918 года. Во как!

Рассказывая о жителях Буэнос-Айреса, было бы большим упущением с моей стороны не вспомнить о пенсионерах этой страны. Причина одна – сам такой и принадлежу именно к этой категории. А называется эта категория  - пожилые люди или проще старики. В настоящее время минимальный возраст, позволяющий уйти на пенсию в Аргентине, составляет 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин. Мне кажется, что по этим показателям мы в скором времени догоним, а там, глядишь, и перегоним Аргентину. С пенсионным возрастом все ясно, а сколько же, интересно, на руки получает пенсионер Аргентины? Начнем с минималки. Она там составляет 4959 песо. Средняя – 8135 песо. Максимальная – 36330 песо. Данные сведения относятся к марту 2016 года. Будем считать, что эти цифры предельно свежие. Так много это или мало? Давайте считать вместе. Берем соотношение песо к доллару на сегодняшний день (23.12.2016). На сегодня оно таково – пара USD/ARS=15.72. Отлично. Теперь проделаем простые и незамысловатые арифметические действия и в итоге получаем, что минимальная пенсия = 315.46$, средняя пенсия = 517.49$ и максимальная пенсия = 2311.07$.

Подумаем немного и придем к такому выводу, что и тут  Аргентина опередила нашу отчизну. Окончательные выводы сможет сделать каждый самостоятельно, я помогать здесь не стану. Все итак очевидно.

С аргентинскими пенсионерами разобрались. Теперь, пожалуй, наступает самое сложное и самое трудное – надо как-то закончить и эту главу, и всю историю моего пребывания в Аргентине. Я преодолел большое расстояние, чтобы попасть в Аргентину. Если прочертить прямую линию от Москвы до Буэнос-Айреса, то она будет равна 13476 км. Но я летел самолетом, да еще и с двумя посадками и одной пересадкой. И естественно этот мой полет не был прямой линией. Смело можно накинуть еще 1.0-1.5 км. В итоге я провел в воздухе без малого сутки и пролетел 15000 км. И я задаю себе резонный вопрос, стоило ли испытать разные неудобства, ради того, чтобы увидеть Аргентину. И отвечаю сам себе: «Стоило! Несомненно, стоило»!!! И если еще раз мне представится случай пройти через такое, я с радостью соглашусь на любые неудобства, лишь бы в очередной раз побывать в этой стране. Я прощался с Аргентиной в конце января 2015 года, когда поздно ночью мы приехали в аэропорт и начали проходить регистрацию. Но тут неожиданно выяснилось, что страна, так полюбившаяся мне, не хочет меня отпускать. Я уж было подумал, что Аргентина на мою любовь к ней готова отплатить мне той же монетой — взаимностью и привязанностью. А почему нет? Бывает же и такое, ну правда.  А оказалось, все проще. Причина задержки в оформлении моих документов крылась в моем загранпаспорте, где дважды с разными датами стоял штамп о моем прибытии в эту страну. Причем, неправильная дата прибытия была зачеркнута простой шариковой ручкой, без привычных нам всем «исправленному верить». Полный абсурд, но это было так. Ошибка какого-то мелкого чиновника, который забыл поменять дату на своем именном штемпеле грозила привести к печальным последствиям. Полная неопределенность длилась достаточное время, чтобы начать хвататься за сердце. Получалось, что прилетел я в Аргентину 31 декабря, когда местные часы показывали 0.30, а штамп безоговорочно уверял всех, что я прилетел на сутки раньше. Сплошная фантастика и машина времени. Серьезность ситуации усугублялась еще и тем, что испанский язык, на котором мы не говорили или почти не говорили, не способствовал разрешению идиотской ситуации. Но мир не без добрых людей, нашелся человек, который взял на себя ответственность принять нужное  и правильное решение, и мы, вздохнув с облегчением, прошли таможенную зону, и через некоторое время взлетели, оставив позади все волнения. Вот таким было мое непростое прощание с этой страной. Теперь я сижу у себя в деревне под Москвой и прощаюсь с Аргентиной во второй раз. Это мое прощание – грустное зрелище. И не стоит моим читателя смотреть на это. Вы поймете мое состояние, когда посетите Аргентину сами. И. вернувшись туда, где вы живете, вдруг почувствуете, что вам чего-то определенно не хватает. И вполне возможно, что не хватать вам будет Аргентины, страны, где вы ощутили себя по-детски счастливым и не по-детски свободным.

Мое признание в любви к Аргентине растянулось без малого на два года. Но мне все кажется, что я что-то не договорил, не досказал, не полно выразил свои ощущения и душевное состояние, Я, словно впервые влюбленный мальчишка, неуклюже попытавшийся выразить свои чувства любимой, все это время старался найти новые слова, и мне думалось, что я их почти нашел, отыскал, а потом вдруг  оказывалось, что они – эти слова – обыденные, затертые и потрепанные временем, уже кем-то и когда-то использованы и ничего нового я так и не выразил. Но пусть меня утешает одно – судить о том, насколько мне это удалось или не удалось,  придется моим читателям.

А я, я буду вспоминать о тебе Аргентина с теплотой и нежностью.  Я  и в первый раз, когда покидал тебя, не говорил тебе: «Прощай». И сейчас, не произношу этого слова. Оно меня пугает. Но я не оставляю надежду, что придет время, и я вновь ступлю на твою желанную землю и скажу: «Здравствуй, Аргентина – моя любовь».

Начало.