Написав тринадцать главок своих путевых очерков-заметок, я задумался об одном странном для меня обстоятельстве: почему отсутствует реакция, на написанное мной, со стороны читающей публики. А то, что это, написанное и опубликованное мною на сайте читают, не подвергается сомнению. Программные пауки, которые ежедневно ползают и щупают тексты многочисленных сайтов – и мой не исключение — как раз мне об этом и сообщают: читают, дескать, читают. А результат? Ноль! Ни одного отклика! Хотя, нет, один все же есть.  И при всем уважении к откликнувшемуся на мой текст, я должен признаться, что это близкий мне по духу человек, разделяющий многие мои взгляды, но принимать его благоприятный отклик можно скорее, как данный авансом незаслуженный комплимент. А что же все остальные, писать разучились? Или гордыня и так свойственная нам всем лень взяли свое? Выводов тут несколько.

 Вывод первый: написанное настолько плохо, что и говорить, и обсуждать здесь нечего! В это легко поверить.

Вывод второй: все настолько безупречно, что трудно подобрать слова! Ну, в это верится с трудом.

Вывод третий: нельзя судить в целом о предмете, строительство которого еще не доведено до конца. А что, очень даже похоже.

Ну, и, чтобы никого не гневить, успокоить себя и найти силы для продолжения работы, я вынужден был отыскать свое объяснение этому удивительному феномену в третьем выводе. Значит, займемся строительством и дальше, а там поглядим. Может, все не так уж и плохо. Все, объяснение найдено, решение принято, за работу.

Гл14-2

В квартале Ла Бока, где находится футбольный стадион, есть еще одно место, справедливо  обретшее заслуженную  известность. Это очень интересная и красочная улица, которая получила название Каминито. Она сродни музею под открытым небом. Каминито в переводе означает дорожка, тропинка, и названа она так в честь знаменитого танго «Caminito», написанного 1926 году композитором Диасом Флиберто. Эту  улицу, пожалуй, по праву можно назвать маленькой жемчужиной Буэнос-Айреса, и не посетить ее было бы просто преступлением.

Когда-то это место было рыбацким районом, но кто-то из веселых и находчивых жителей предложил покрасить дома района в разные цвета, и это место со временем стало очень популярным среди гостей и жителей столицы. Теперь это безоговорочная Мекка для туристов, посещающих Буэнос-Айрес.

Гл14-3

Сама улица представляет собой пешеходную зону, а  дома,  стоящие на ней, своей пестротой и буйством раскраски обязательно вызывают у приезжих и восторженное удивление, и добрую улыбку. Улица стала своеобразной визитной карточкой Буэнос-Айреса. Здесь на каждом углу стоят в полный рост веселые статуи различных литературных, политических,  спортивных и иных персонажей, с которыми можно сфотографироваться. Самые популярные из них – это Марадонна, Месси и нынешний Папа Римский, Франциск (кстати, родом из Аргентины). Не все, но некоторые предприимчивые владельцы этих статуй за право сняться на фоне известных персон, берут (и не малые) деньги.

 Улица ни на минуту не умолкает: шум, гам, суета, беспрерывное движение, бесконечный людской поток, снующие туда-сюда продавцы и покупатели – все это естественный антураж этой беспечной и беззаботной улицы, дарящей хорошее настроение, всем посетившим ее. Здесь недорого можно купить любые мыслимые и не мыслимые сувениры в память о пребывании в Буэнос-Айресе. Лавочки, магазинчики и магазины, миниатюрные павильоны и ларьки, расположенные то в глубине двора, то забравшиеся на второй этаж какого-нибудь дома, то выходящие своими открытыми дверями прямо на улицу, все это предлагает тебе что-то примерить, подержать в руках, оценить, и, в конце концов, как апофеоз – купить. И ты, сам того не замечая, поддаешься напористому обаянию этой улицы, и с каким-то неизъяснимым облегчением, без всякого раздражения, покупаешь что-то совсем не обязательное, не нужное тебе и бессмысленное, и при этом с чувством выполненного перед кем-то (чем-то?) долга. С деньгами здесь расстаются легко и непринужденно, словно это ритуал, доставляющий огромное удовольствие обоим сторонам: и продавцу, и покупателю. На сожаление времени не остается.

Гл14-4

В этой толчее можно отыскать художников, продающих свои картины, музыкантов, которые своей игрой – например, на гитаре – могут заставить вас остолбенеть в буквальном смысле слова от виртуозности исполнения какой-нибудь замысловатой мелодии. Здесь звучит танго, здесь танцуют танго, здесь все пропитано танго: картины, сувениры, сами исполнители, вся улица живет в ритме этого танца.

Уличные кафе, многочисленные рестораны и ресторанчики все это для тебя, пришедшего сюда познакомиться с этим необычным и удивительным районом, приобрести сувениры и отдохнуть. Я не был в Париже, но, если справедливо утверждение (я об этом уже писал), что Буэнос-Айрес – это Париж Латинской Америки, то Каминито – это Монмартр Буэнос-Айреса. Это место своим очарованием, своей неподдельной естественностью способно растопить самое каменное сердце. Одним словом удивительная, неповторимая улица, способная оставить о себе в любой, даже самой черствой, душе неизгладимый след  ярких, всегда добрых, и теплых воспоминаний.

Гл14-5

Каминито – это улица праздник. И я думаю, что сама улица догадывается об этом. Легкость, с которой она завораживает и влюбляет в себя любого приехавшего к ней на встречу, просто обескураживает. Она не пускает тебе пыль в глаза своими дорогими витринами, своим лоском, светской надменностью. Здесь все просто, все обыденно до предела. Но в то же время в этой простоте присутствует какая-то детская искренность и  легкая наивность. Словно улица говорит нам всем на своем языке: «Да, я такая! Я простодушная, во мне нет высокопарного кокетства и самолюбования, но во мне есть некая загадка или, если хочешь, тайна. Разгадай ее, и ты откроешь совсем другой мир, мир который будет принадлежать только тебе и только мне». И мы все, приезжающие сюда с разных концов света, пытаемся решить каждый для себя эту загадку, отыскать, в чем же заключена тайна очарования этой такой светлой и прекрасной в своей суете улицы. И мне кажется, что я эту загадку для себя решил, но уверяю вас,  что своим открытием я ни с кем не собираюсь делиться. Даже и не просите.

Продолжение следует (Глава 15).           Начало.