Человеческая память не всегда надежный инструмент. А, если эта память принадлежит далеко не молодому человеку, то тут и говорить не о чем.  С возрастом нам всем свойственно многое забывать. Интерпретация вчерашнего дня порой становится не совсем точной, а то и вовсе несоответствующей действительности. Память бессознательно начинает выдумывать детали, которых не могло быть вообще. Она либо приукрашивает прошлое, либо упускает нечто очень важное.  Отсюда и оценка событий, случившихся буквально накануне, или рассказ о них, приобретают неправдоподобный характер. Вы уже, наверно, догадались, о чем я хочу сказать. Все верно, о памяти. Точнее о памяти самого рассказчика.

Я потому и спешу выложить на ваше обозрение свои впечатления от моего пребывания в Аргентине, пока они еще свежи и не успели превратиться в пыльные руины, которые надо потом, по прошествии продолжительного времени, с  большим  трудом восстанавливать. Я хочу успеть побыстрее закончить свои записи еще и потому, что не знаю, что меня ждет завтра. И это не кокетство, а трезвая и объективная оценка человека в моем возрасте. Но вернемся к Аргентине.

Я остановился в предыдущей главе на рассказе о столичных парках в районе Палермо. Но не только этот район богат садами и парками, другие районы Буэнос-Айреса также могут похвастаться своими зелеными уголками – исключений здесь нет. Хочу отметить еще одну характерную особенность всех больших и маленьких парков и скверов – все они, как правило, оборудованы детскими площадками, где можно найти и качели, и различные горки, в общем, все то, что может заинтересовать маленьких жителей столицы Аргентины. О детях здесь думают.

Гл-12-1

Из парков, где мне удалось побывать, я бы отметил парк Сентарио. Он не очень большой, но уютный. Он также имеет свое водное пространство, населенное огромными карпами. А фонтаны этого парка, безусловно, украшают его и несут дополнительную прохладу всем тем, кто пришел сюда отдохнуть. И попал я в этот парк не специально, а только по стечению некоторых обстоятельств. Мы заранее наметили посетить Музей Естественных Наук Буэнос-Айреса, но приехали туда слишком рано, и у нас был час свободного времени до открытия музея. На наше счастье буквально за зданием музея и находился этот парк, в котором мы и провели некоторое время в ожидании открытия музея. Ну, и, если я упомянул об этом музее, то следует рассказать о нем немного подробнее.

гл-12-2

Аргентинский Музей Естественных Наук – самый старый музей страны, построенный в 1823 году по инициативе первого президента Аргентины Бернардино Ривадавии. Сам музей располагается в особняке в итальянском стиле. На мой взгляд, посетить этот музей просто необходимо. Экспонаты его очень интересны и познавательны. А зал динозавров может похвастать такими экземплярами этих экзотических животных, которые вы не увидите больше нигде. Все эти чудовища и монстры доледникового периода представлены здесь, что называется в полный рост. Все это обширное археологическое богатство, найденное в результате раскопок в  Патагонии, и,  выставленное здесь на всеобщее обозрение, производит неизгладимое впечатление на зрителя. И, как всегда, устроители экспозиции в зале динозавров не забыли о самых маленьких посетителях. Для них здесь организована специальная площадка, где они, играя в песке, могут найти кости древних животных, в виде оригинально сделанных муляжей. Другие залы этого музея не менее интересны и любопытны, а изобретательность работников музея просто выше всяких похвал. Одним словом этот музей следует включить в список тех достопримечательностей Буэнос-Айреса, которые следует посетить в обязательном порядке.

Вообще музеев в Буэнос-Айресе, которым следует уделить свое внимание, очень много. Весь вопрос только в том: сколько времени вы можете выделить на подобные мероприятия, и хватит ли ваших сил на реализацию этих проектов. Не надо забывать, что посещение различных объектов пусть даже и интересных, и уникальных, и замечательных – это не только своеобразный отдых и развлечение, но и в определенном смысле работа, как для головы, так и для ног. График наших ежедневных странствий по городским достопримечательностям Буэнос-Айреса был настолько плотным, что лично я к вечеру валился от усталости, буквально не чувствуя своих ног.  Я сознательно поставил себя в такие жесткие условия только потому, что отлично понимал в тот момент, что такой счастливый случай мне, может быть, больше никогда  и не представится, а, если и представится, то не скоро.

Не знаю, чем определялся выбор тех мест, которые посещала наша маленькая компания, и даже допускаю, что этот выбор зачастую носил спонтанный и случайный характер.  Но, находясь уже далеко от Аргентины у себя на родине и, просматривая фотографии, сделанные там – в Буэнос-Айресе, я каждый раз прихожу к одному и тому же выводу: мы, несмотря ни на что, все сделали правильно. И сожалений на этот счет у меня, как не крути, нет.

Гл-12-4

Одним из таких спонтанных и необъяснимых решений, о которых я упомянул выше, было посещение музея — или более правильно будет сказать — Дворца проточной воды. Это необычное здание с  яркой и красочной архитектурой. Оно было построено в конце XIX века и интересно тем, что отделка его была завезена из разных стран: из Великобритании плитка терракотового цвета, из Франции зеленая кровля, а мрамор для дворца был доставлен из провинции Буэнос-Айрес (есть и такая, не путайте с Буэнос-Айресом – столицей Аргентины). Музей во дворце рассказывает об истории зарождения водоснабжения и канализации, истории появления и развития служб санитарного контроля за питьевой водой, как в Аргентине, так и в других странах. Собственно, как  я понял, и сам дворец когда-то входил в комплекс водоочистных сооружений столицы Аргентины. Не скажу, что музей замечательный, но любопытным его назвать можно.

Случались с нами и проколы. Пытаясь с жадностью объять необъятное мы посещали и такие места, где через пять минут уже становилось понятно, что деньги выброшены напрасно и такое дорогое для всех нас  время потрачено впустую. Хотя иногда такое мнение разделяли не все представители нашей компании, пытаясь все же найти хоть какое-то ценное зерно там, где в моем понимании искать его было совершенно бесполезно. Это я говорю о посещении нами какой-то художественной выставки, где, например, абстракционисты с их выкрутасами показались бы просто верхом художественной гениальности, по сравнению с тем, что мы увидели. Малая часть произведений, если это подпадает под такое определение, было развешено на стенах выставочного зала, а за рождением остальных экспонатов можно было наблюдать только сидя в кресле на большом экране. Там – на экране творилось новое современное искусство: раздавались в определенной последовательности цветные взрывы, творцы будущих картин с серьезными лицами обливали друг друга краской, а потом дружно катались по огромным холстам, которые в скором времени попадут в рамы и будут вывешены на всеобщее обозрение. Этакая творческая вакханалия, называемая творческим процессом. Инсталляция во времени. Большинство таких произведений в выставочные залы не поместишь, их можно только зафиксировать на видео. Другого способа сохранить художественный акт не представляется возможным. Не знаю, есть ли поклонники у этого вида искусства, но судя по пустующим залам, кроме нас, попавших сюда по недоразумению, поклонников у этого направления по всей видимости нет. И это правильно.

 Продолжение следует (Глава 13).           Начало.