В сегодняшней России меня мало, что способно удивить. Но в конце прошлого 2014 года я прочел новость, которая меня все-таки удивила: в нашей стране может быть введен сбор с каждого интернет-пользователя в пользу правообладателей. Сумма может составить 300 рублей в год. Об этом журналистам рассказал гендиректор Российского союза правообладателей Сергей Федотов.

«Предлагается такая тарифная модель: если вы имеете подключение к интернету, то к вашему счету, будь то мобильный телефон или стационарный проводной интернет, каждый месяц прибавляется 25 рублей. То есть 300 рублей в год. По имеющимся статистическим данным, это приблизительно 5% от средних расходов на интернет за одну точку доступа. Сейчас такие расходы составляют около 6 тысяч рублей в год», — цитирует Федотова ТАСС. Он уточнил, что речь идет о плате не с абонента, а с подключения – то есть, человек, который пользуется стационарным и мобильным Интернетом, платит дважды.

РСП предполагает, что суммарный сбор с абонентов составит около 860 миллионов долларов ежегодно. Эти деньги предлагается делить между правообладателями. «Мы полагаем, что эта сумма покроет интересы всех правообладателей, которые представлены на российском цифровом рынке. Речь идет о кино, музыке и литературе», — сказал Федотов.

Неплохо, не правда ли? Ну, решил я поболтают и забудут, но не тут-то было.

Дальше, больше! Для рассмотрения такого наиважнейшего вопроса было задействовано большое количество государственных организаций: Минкомсвязи, Минэкономразвития, Минкультуры Минфин, Минюст, Главное контрольное управление администрации президента РФ и много-много других больших и маленьких контор. Перечисление их заняло бы слишком много места.

Плодотворная работа по продвижению этой идеи продолжилась и в этом году. Все вроде при деле, все заняты обсуждением, согласованием и прочей подобной казуистикой. И я вознамерился внести свои три копейки в общий котел, но потом подумал и решил, что этого не стоит делать. Так как за меня это уже блестяще сделал Джанни Родари в своем бессмертном «Чиполлино», отрывок из которого я и решил разместить у себя на сайте, вместо того, чтобы писать какие-то, может быть и нужные, и гневные, но в данном случае совершенно бессмысленные слова. Комментарии, как говорится, излишни.

Отрывок из главы двадцать восьмой

Синьор помидор устанавливает налог на погоду

В то самое время, когда в городе происходили эти события, в зале замка графинь Вишен, который от времени до времени превращался в зал суда, синьор Помидор собрал всех жителей деревни, чтобы объявить им весьма важное решение.

Народ был не на шутку встревожен, потому что всякое заседание судебного трибунала сулило ему одни неприятности.

На прошлом заседании трибунал постановил, что не только земля, но и воздух в деревне является собственностью графинь Вишен, и поэтому все, кто дышит, должны платить деньги за аренду воздуха. Раз в месяц кавалер Помидор обходил деревенские дома и заставлял крестьян глубоко дышать в его присутствии. По очереди он измерял у них объём груди после вдоха и выдоха, затем производил подсчёт и устанавливал, какая сумма причитается с каждого потребителя воздуха. Кум Тыква, который, как известно, очень часто вздыхал, платил, конечно, больше всех. Чего же ещё потребуют от крестьян владелицы замка?

Кавалер Помидор взял слово первым и в глубокой тишине произнёс:

— За последнее время доходы замка заметно уменьшились. А ведь вы знаете, что наши бедные графини — вдовы и круглые сироты — живут только доходами с принадлежащей им земли и, кроме себя самих, вынуждены содержать ещё и своих родственников, герцога Мандарина и барона Апельсина, чтобы не дать им умереть с голоду...

— Благородные графини, наши высокочтимые хозяйки, представили в суд прошение, написанное, как этого требует закон, на гербовой бумаге, дабы добиться признания одного из своих неотъемлемых прав... Адвокат, прочтите документ! Синьор Горошек встал, откашлялся, набрал в лёгкие побольше воздуху и начал читать документ медленно и внушительно:

— «Нижеподписавшиеся, графиня Старшая и графиня Младшая из почтённого рода Вишен, утверждают, что, будучи владелицами воздуха в своём имении, они должны быть признаны также и владелицами всех осадков, выпадающих в течение года. Посему они просят суд подтвердить, что каждый житель деревни повинен уплачивать им арендную плату в сумме ста лир за простой дождь, двухсот лир за ливень с громом и молнией, трехсот лир за снег и четырехсот лир за град». Следуют подписи: «Графиня Вишня Старшая. Графиня Вишня Младшая».

— Внимание! Сейчас я оглашу решение суда, — сказал кавалер. — «Заслушав прошение графинь Вишен, суд постановил: признать, что вышеупомянутые графини имеют право взимать арендную плату за дождь, снег, град, а также за всякую погоду и непогоду, посылаемую небом. Посему суд устанавливает нижеследующее: каждый житель деревни, принадлежащей графиням Вишням, повинен вносить за погоду плату, вдвое превышающую сумму, требуемую графинями...

В зале послышался ропот.

— Молчать! — закричал кавалер Помидор. — Иначе я сейчас же прикажу очистить помещение. Я ещё не кончил:

«Суд постановил, что вышеупомянутые граждане повинны также вносить арендную плату за росу, иней, туман и другие виды сырости. Постановление входит в силу с нынешнего дня».

Все испуганно посмотрели в окно, надеясь увидеть чистое небо. Оказалось, что надвигается чёрная грозовая туча. В стекло ударило несколько градин.

«Батюшки мои! — подумал мастер Виноградинка, почёсывая затылок. — Вот и плати теперь восемьсот лир. Проклятые тучи!»

Синьор Помидор также посмотрел в окно, и его красное, широкое лицо засияло от радости.

— Ваша милость, — сказал ему синьор Горошек, — поздравляю вас! Вам везёт: барометр падает, будет ливень.

Все посмотрели на адвоката с ненавистью. Синьор Петрушка быстро оглядел присутствующих и записал в книжечку каждого, в чьих глазах можно было прочесть укор.